Вино из чая и одуванчиков подрывает рынок виноградных вин

 

До недавнего времени в Европе вином считался алкогольный напиток, изготавливаемый по сложнейшим древним технологиям из винограда. Сейчас ситуация несколько запуталась. Вином производители стали называть напитки, изготовленные не только из всевозможных фруктов и ягод, но даже из трав и кустарников.

Сначала начали делать вино из широко известных в Европе яблок, слив, абрикосов, вишни, груши и других фруктов. Затем в дело пошли ягоды: калина, клубника, ежевика, морошка, крыжовник и прочие. Популярность такого рода выпивки растет, пишет "Частный корреспондент".

Причем страсть людей к экзотике порой пересиливает их любовь к классическим винам Старого Света. Фантазия производителей странных напитков не знает пределов. Во всем мире начинают делать вина из самых удивительных растений — ананасов, манго, салака, гуавы, личи, нони.

Фермеры деревни Сибетан, 81% площади которой занимают сады «змеиных фруктов», решили использовать пропадающие без дела плоды в производстве алкогольного напитка, который они называют вином. В результате получилось нечто вроде бражки, крепостью не более 7%. Продают его в пол-литровых бутылках, которые внешне очень походят на пивные. На этикетке большими буквами написано «Salak Wine».

В Таиланде делают вина из манго, гуавы, личи с добавлением черного женьшеня или даже сорняка — сыти длинной, которая упоминается Авиценной в «Каноне врачебной науки». Ее в XVII веке включил в состав своего магического алкогольного эликсира бессмертия доктор Стивенс.

В соседней Камбодже с 2004 года делают вино из плодов вечнозеленого кустарника нони. Это растение относится к семейству мареновых и состоит в близком родстве с кофейным и хинным деревьями. Нони имеет терпкие плоды зеленого цвета с шероховатой поверхностью, горьковатые на вкус и со специфическим запахом, из-за которого его часто называют сырным. Кроме Камбоджи оно растет практически по всей Южной и Юго-Восточной Азии, включая тихоокеанские острова Фиджи, Таити, Тонга, Самоа, Кука и Гавайи, где его плоды уже 6 тыс. лет используются местными знахарями «кахуна» в лечебных целях.

Спектр полезного действия фрукта нони довольно широк — помимо оказания общеукрепляющего действия на организм, он является прекрасным антиоксидантом, снижает давление, укрепляет стенки кровеносных сосудов. Производители позиционируют Noniwine как медицинское, рекомендуя принимать его по 100 граммов перед едой.

Фруктовые вина завоевали свою нишу на мировом рынке вин. И вполне удачно конкурируют со своими виноградными собратьями. В Европе, где винам предъявляется огромное количество требований по качеству, фруктовые наливки удивительно быстро прижились.

В немецком городе Франкфурт производится яблочное вино «Эпплер». В летние месяцы продажа этого вина намного превосходит продажи виноградных вин. Правда, более 70% «Эпплер» в Германии выпивается жителями земли Гессен. Тем не менее туристы тоже не прочь пропустить пару стаканчиков.

При изготовлении яблочного вина используют только определенные сорта яблок, урожай которых собирается после наступления первых холодов. Фрукты давятся огромным прессом — из 300 килограммов яблок может быть выжато до 100 литров сока. После трех месяцев брожения в бочках получается вино «Эпплер». Алкоголя в нем — всего 5—6%.

Да что там яблоки! Сейчас уже производятся вина из дынь, одуванчиков, липового цвета, шиповника, куманики, костяники, шелковицы, тутовой ягоды, ирги и т. д. Вино делают даже из чая .

При этом технологии винификации подобных напитков невероятно просты и дешевы, в отличие от вин виноградных, при производстве которых уходят годы труда целого множества высококвалифицированных специалистов. Не говоря уже о том, что для классических вин десятилетиями выращиваются сорта винограда, которые требуют тщательного ухода и особых почв. Фруктовые вина, как правило, делаются из бросовых плодов — в дело идут забродившие, мятые и прочие не годные к продаже продукты. Все эти горы отбросов отжимаются, сбраживаются, смешиваются со спиртом и сразу же поступают в продажу.

Кстати, такого рода гастрономическая псевдоэкзотика практически подорвала рынок виноградных вин, производители которых просто не могут конкурировать с бросовыми ценами плодово-ягодных «новаторов». Тем временем непросвещенная публика продолжает скупать пятидолларовые вина из фруктовых отходов, предпочитая их изысканным букетам стодолларовых коллекционных вин, запахи и вкусы которых, как известно, порой содержат до тысячи компонентов.

Следствием этого гастрономического парадокса стала новейшая тенденция крупных производителей виноградных вин, которые начали ронять качество, делать вина из негодного виноградного сырья, сокращать затраченное время с нескольких лет до нескольких месяцев, упрощать технологии, то есть во всем следовать этой плодово-ягодной «инновации», рассчитанной на любителей экзотики. Лучшим примером тому является божоле нуво, производители которого надеются на некомпетентного потребителя, сбывая ему по цене недорогого вина плохое сырье, в которое порой они не брезгуют добавлять сахар и другие компоненты, что свидетельствует буквально о крахе древнейших традиций французского виноделия.

 



  • На главную
    © 2014 Вино